lack of sleep
Есть почему-то люди, которым я верю безоговорочно без всяких на то, казалось бы, причин...
Ну чувствую я и все.
Несмотря на какие-то вещи, которые, казалось бы, должныперечеркивать лимит доверия и вообще запрещать морально делиться чем-то личным.
Одним из таких людей является мой виртуальный отец Лулу.
У нас с ней дико странные отношения.
Мы терялись, находились, общались в компаниях, терялись, снова находились, общались наедине, снова терялись, находились...
И каждый раз общение оно было совершенно разным.
Но каждый раз ты ожидал подъеба просто везде. Ты знал, что человек может обернуть в жесткий стеб и троллинг просто все и вся. Ты знал, что он может говорить много гадостей за твоейспиной...
Но почему-то в какие-то моменты все резко менялось. Щелчок - и все.
открывалась что-то потаенное доступное только единицам.
В такие мометны мы обе делились чем-то таким... тайным и сокровенным.
порой спутанно и импульсивно... завуалировно и непонтно, порой капсом и воплями"что мне делать????"...
Иногда хорошим иногда плохит...
Иногда болью иногда всетом иногда чем-то вовсем странным.
а еще бывало такое, что мы садились перед своими мониторами и рассказывали все прямо и четко. С именами, лицамии всем прочим.
Делились чем-то эмоцанально дорогим и действительно сокровенным.
И вот как-то откуда-то бралась уверенность, что это не пошлют на хуй, что это воспримут правильно, что над этим не посмеются и никому больше не расскажут.
Тем более мне всегда говорили что-то в ответ. Ты - мне, я - тебе. Как равноценный обмен, как гарантия того, что это останется между нами.
И вот почему-то когда меня попросили показать то, что я вчера показал ЕЙ я почему-то не колебался и решил, что вот отцу - можно, что отец поймет, что отец не то, чтобы должен - может это узнать.
Еще это, наверное, что психологическое. Само слово "отец" несет в себе особый смысл и окраску. И называя так Лулу я тем самым на психологическом уровне стер какие-то рамки. То есть есть действительно какая-то семейная привязанность... какие-то дейсвительносемейные отношения отца и дотчери.
Ну и в общем-то... тогда что-то пошло не так.
Я не ожидал такой реакции на то, чо я показал.
В девять вечера меня, как обычно, усталость свалила на диван. Обычно я вырубаюсь уже через пять минут созерцаний потолка/вконтактика/книжки про Зачарованных (нашла тут клад, хыхы). Но сегодня ЧТО-ТО ПОШЛО НЕ ТАК.
А именно...

А именно, Дотч поделилась сокровенным.

То есть, таким сокровенным, что оное было лишь для нее самой и ее тяночки. Но я, являясь не в меру любопытным до личных терок и кра-а-айне беспардонным человеком, выпросила полный набор: дневник, сиськи разных годов и (эксклюзив!) закрытые посты.

Закрытые посты. Закрытые посты про любовь.

Будучи чрезмерно (на людях такое не показываю) сентиментальной душонкой, я забыла про вечерний сон, уселась, завернувшись в пледик, и принялась читать. Каюсь, я по началу думала, что в этих постах Дотч истерит (потому что Дотч, блин, любит истерить!). Но, черт, я ошибалась. Сентиментальная душонка напоминала о себе, когда сердце предательски колотилось, а в глазах щипало. Строчки. Воплощение нежности. Искренности.

Потом я поняла, что не стерла макияж, и размазываю по щекам остатки туши и карандаша.

Оно такое. Вы знаете... Чистое. Настоящее чистое чувство. Чистое, как родниковая вода, а не как розовый амфетамин, который воняет меньше своих нечистых родственников. Чувство... Такое. О котором еще в книгах пишут. Которое воспевают. Которое, да простите мне тавтологию, чувствуют, ощущают внутри. И это вот чувство буквами у меня на телефоне в пересланных сообщениях. Let me stay. Я улетаю нахрен. Мне снова 17, лето здесь снова теплое и ветреное, и я влюблена в самый-самый первый раз.

Там куча опечаток. От этого еще более настоящее. Это вам не Диана, которая редактирует свои (и чужие - подсознательно) тексты и дико бесится с каждой обнаруженной ошибки. Мне, признаться, сейчас даже весь настрой сбил кое-чей "сворю завтро", я сидела в халате (!) и бросалась в монитор бумажками от кексов.

А там - куча опечаток. И они не мешали читать.
А дома сегодня никого. Поэтому никто не мешал мне плакать.

Потому что я так никогда не умела.
Даже во времена самого сильного чувства, которому уже пять лет. [И да, я не могу находиться долго в этой квартире из-за него]

А она может. А она может и убивает меня своим текстом. В хорошем смысле. Если так можно, конечно.
Дотч, ты обязательно прочтешь этот пост. А на моей клавиатуре остывающие и соленые слезы. Это - тебе. Что-то вроде посвящения от человека, который раньше неплохо писал (так говорили, честно). А теперь человек проебал все. И чувства, и буквы, и тексты. И завидует тебе. Пожалуй, все же белой завистью.

На этом снимаю халат и умываюсь.

И есть в этом посте что-то такое трогательное... Что спуанные чувства девочки-подростка находят отклик в душе человека, прожившего очень странную жизнь... Я бы казала в какой-то мере закаленного человека...
И даже не в этом суть...
Суть в том, что все это чистое и невинное... все это ценится... ценится выше, чем все сокровища.
Суть в том, что это все - это действительно важно. Это не пустое. Это что-то нужное дорогое и сокровенное.
Что-то, что должно быть доступно лишь некоторым.
Все то, что было показано - там вся моя душа... в которую распахнул двери. Без страха и опасений, без каких-либо условий и обещаний...
И получил за это сполна... не в плохом смысле. В хорошем.
Просто потому, что когда у человка открыта душа - это всегда открывает ему что-то незримое и недоступное.